Сейчас Вы здесь: E-max » Минеральная вата

В долину виноградников приходят строители

Олимпиада — Нина Ургант. Этот характер и задуман, и выполнен весьма изящно и тонко. Немолодая уже женщина работает на цеховом инструментальном складе и работает весело, артистично, по-хозяйски. У нее все под рукой, рабочие не тратят лишней минуты, чтобы получить инструмент. А у ее сменщицы — постоянные очереди. Как же так, ведь эта работа вроде бы не требует особого таланта? Взял резец с полки, протянул в окошко: «Следующий!»

Вот тут ученые быстро обнаружили причину этого странного явления и точно ее квалифицировали.

Олимпиада — опытный, знающий работник, из года в год она честно делала свое скромное дело и оставалась незамеченной. А ей хотелось уважения, обычного уважения. И тогда она нарочно все запутала, разложила инструмент на складе не по инструкции, а по одной ей известному порядку. Вот напарница и мучается... Придумать такое (я говорю о героине, а не об авторах фильма) может лишь человек с обостренным самолюбием, личность незаурядная, хоть и не очень высоконравственная. Она всюду верна себе, и можно только пожалеть, что последовательности, проявленной в создании этой небольшой по объему роли, не хватило на иные крупные образы. Если же некоторая противоречивость, разностилье, алогичность характеров представляются кому-то единственным плодотворным путем к многозначности, рельефности, глубине, то персонаж Нины Ургант наглядно доказывает, что это не совсем так. Во всяком случае, не всегда так.

Важа — Георгий Шенгелая. У меня сложилось ощущение, что режиссер Георгий Шенгелая, поставивший фильм «Приди в долину винограда» по сценарию, который написан им в соавторстве с Ревазом Инанишвили, и сыгравший главную роль в картине, делал каждое из трех этих дел с огромной любовью, чем вполне искупаются некоторые просчеты и упущения. Начальник строительного управления Важа в его исполнении — натура деятельная, цельная и яркая.

Вдумаемся в ситуацию. В долину виноградников, на древнюю, обожженную солнцем и политую обильным потом, плодоносящую землю приходят строители. Они собираются проложить здесь канал, который оросит виноградники Кахетии, позволит колхозникам получать невиданные прежде урожаи. Но трасса должна пройти по участкам, на которых испокон веку трудились люди, а значит, придется снести жилые дома, переселить часть местных жителей на другие территории. Экономически эта идея чрезвычайно плодотворна. Но представьте себе психологию грузинских виноградарей, с их необыкновенной преданностью земле отцов, с их культом родного дома — и вы поймете, как трудно, как больно уходить им с насиженных мест. Они жили разумно и счастливо, пока не пришли в их селение строители — эти «люди со стороны» — и не нарушили исконный порядок их жизни.

И дело не только в снесенных бульдозером милых стенах, не только в вырванных экскаватором из каменистой почвы виноградных лозах и срубленных под корень плодовых деревьях. Дело еще и в том, что их край наводнили собою молодые парни, которым, казалось бы, здесь ничто не дорого, от которых можно ждать разора и поношения, которые и к людям способны отнестись так же жестоко, как к домам... Фильм не сглаживает острых углов. Мы видим, как местные юноши, не знавшие раньше, что такое обеденный перерыв в страдную пору, часами играют на бильярде; как честно трудившийся прежде колхозник принимается строить близ будущего канала парники, чтобы торговать помидорами на базаре по восемь рублей за килограмм; как бывалый шофер самосвала соблазняет доверчивую молодую девушку, обещая на ней жениться, и исчезает к тому моменту, когда к нему приезжает жена с ребенком... SexPROMO